January 27th, 2011

Nozki

(no subject)

Вчера Рамаша стекал по мне горячей тряпочкой. Выныривал из сна - ревел громко и горько. И не понять же, что болит; от этого бессилия мне тоже хотелось реветь.
Ребенок же не то что реветь - разговаривать не разрешал. Если я забывалась и пыталась пообщаться с кем-нибудь по телефону (Шелли и Леночка, приветы вам!), из слинга выкапывалась горячая лапка и закрывала мне рот - не отвлекайтесь, мамаша! Начали рассказывать про меня - так и рассказывайте! Я бежал, я сказал, Алиса не удивилась!.. Жалейте болезного со всем вниманием и ответственностью; что там дальше про гуся-то в канавке?
Сегодня ему лучше. Рамино состояние можно узнавать по Шуз: вчера она дрыхла по диванам и креслам, отдыхая от жесткой младенческой дружбы, а сегодня с утра сбежала снова на балкон, зарылась в безопасный цветочный горшок.