July 25th, 2013

Nozki

(no subject)

После сеанса гидротерапии - активного, веселого, выдирали из бассейна ребенка рыдающего и брыкающегося, требовал еще лечиться, - так вот, после него заехали к маме. Я рухнула в салоне на диванчик, сложила на Катю ножки и сказала, что дайте мне уже спокойно умереть в конце концов.
Леха пару раз повторил свое "мам, поехали домой", потом взял меня в охапку, отнес в машину и посадил за руль. По пути мы еще маму и Борю поцеловали.
Вырастили, выкормили. Димка аж разнервничался, ведь до сих пор поднять на ручки мамочкины 3\4 центнера - был в силах только он.
-----
Рам с папой разговаривал по телефону, вернее, по пульту ДУ из машинной стереосистемы. Прижимал пульт к уху и спрашивал:
- Димка? Димка, почему молчишь? Ты где, Димка, ты - папа?
Я надеюсь, что понимаю его правильно, и слово "папа" он считает словом "работа" на каком-нибудь языке. Все-таки это лучше, чем если Рам всерьез будет интересоваться, папа ли Димка.
-----
Во вторник мы едем к Женьке, на церемонию окончания курса "операторов Хаммера". А еще у нее уже пару недель как закончился период обязательного вождения с "провожатым" - и это, конечно, гораздо важнее всяких там хаммеров.
-----
А в среду я несу на работу тортики, прощаться. Подписывать обходной лист, целоваться со всем этажом, обещать оставаться на связи - короче, увольняться, окончательно.
Это мои последние выходные "между-тель-авивами". И больше никогда в жизни! Во всяком случае, я так себя уговариваю. Никаких полтора часа в один конец. Только קל"ב, кто понимает в калабах толк.