June 21st, 2019

Nozki

(no subject)

Небеса решили, что электронных ударников нам дома явно мало.
Ну или увидели, что им у нас как раз очень хорошо.
Димка вчера на мусорке нашел три барабана: один просто от настоящей установки, и пару бонго, на стойке, изумительных, насколько изумительными могут быть барабаны.
А ведь я как раз вчера говорила сотрудникам - похоже, меня развели рассказами о бесшумности электронных барабанов.
-----
Мне надо придумать сюжет книжки, которую шестеро мальчиков будут сегодня иллюстрировать. Книжка, как предложила Женька, должна быть про Рама. И про бенди, и про чернильную машину. Я уже час тупо смотрю в стенку, у меня творческий запор, хорошо, я хотя бы знаю, кто такие бенди и чернильная машина.
Вообще все сегодняшнее празднество меня страшно напрягает, но меня вообще напрягает в последнее время любое событие крупнее чистки зубов. Я стараюсь себя утешить, как научила сестра: через 7 часов это все будет позади меня, какое бы оно ни было. Иногда перевожу тупой взгляд со стенки на часы, вычисляю, сколько осталось до после, вместо того чтобы надувать черные шарики и украшать наше до потеками чернил.
-----
Одно из активитиз сегодня - вся та же пиниата. Мы ее делали с Лехой. Леха мало того что сын своего отца перфекциониста, так еще и хороший сапер инженер. Все время сокрушается, что пиниата получается хлипкая, ее быстро раздолбают. Я бы, говорит он, еще добавил внутри ребра, для прочности. Ты что, спрашиваю, хочешь, чтобы они ее здесь дубасили до воскресенья, пока не будет пора возвращаться в школу? (я же помню про через 6 часов!) Победила молодость, и после ядерного взрыва на земле останутся тараканы и наша пиниата. Величиной она с колесо белаза, в принципе, ее можно использовать, как бомбоубежище.
-----
Мы творили для сегодняшнего рамашиного праздника пиниату, шестеренку, диск, топор, книжку, что-то там еще. Работаем мы на улице, на столе. Этот стол нам со слезами оставили прошлые хозяева дома - когда-то он был очень красивый и дорогой. Я верю, что он у них не стоял на улице, и что с него только хозяйке разрешалось стирать пыль.
И он никак не мог предположить, что в старости он будет замазан пва, выгваздан красками и фломастерами, густо исчеркан черным, синим и красным спреями из баллончиков, а еще исцарапан разводным ключом и разными отвертками. Думаю, он радуется. Он такой движухи не видел вообще никогда, наверное, был уверен, что жизнь - это кружевная салфетка. А вот и нет.
-----
Скучной мне субботы, дорогие. Вот чтоб прям нечего рассказать потом.