December 10th, 2020

Nozki

(no subject)

Скандинавский детектив меня везде найдет - если главным его признаком считать серое небо, тоску, безнадегу и все умерли, даже если наши победили.
По рекомендации сети я сейчас читаю скандинавский детектив посконного русского разлива, причем читаю с удовольствием, отдыхая даже спинным мозгом.
"Тайна голубиной книги", Наталья Александрова. Ощущение какого-то глубоко доперестроечного сесесера, но у всех мобильники, то есть дни все-таки наши.
Из главы в главу переливаются океаны все той же густо-серой тоски и безнадеги.
По ним плавают неустроенные матери-одиночки, которые "изломали себе всю судьбу", родив когда-то ребенка. Теперь они, понятное дело, "никому не нужны".
Дамы двадцати восьми лет рассматривают в зеркале "первые признаки увядания". Еще пару лет, вздыхают они, и "кому я буду нужна такая" - то есть тридцатилетняя.
Полузнакомая тетка в подъезде спрашивает героиню, что та несет в пакете. Причем героиня начинает метаться, не зная, что же ответить.
Энергичный инвалид-колясочник не может пойти в театр или в музей. Ну вот просто потому, что он колясочник, это же вроде всем без никаких комментариев понятно.
Что бы ни делали героини - они делают это, отринув грустные мысли. Отринув грустные мысли, лариса вышла из автобуса, я не преувеличиваю. И поскольку героини энергичные, они отринывают грустные мысли каждые две-три страницы.
И постоянно все куда-нибудь бросают взгляд, после чего переводят этот же взгляд обратно на собеседника, взглядывая на него недоверчиво, или холодно, или искоса, или еще как; главное - взглянуть.
Вы можете подумать, что я стебусь, а я вовсе нет. Мне ужасно нравится.
Завтра еще пойду - буду читать дальше все-все-все, что найду у автора.