kisya (kisya) wrote,
kisya
kisya

Categories:
  • Mood:
10-летние шаги - это намного интереснее сумок и теннисных столов.
Сейчас - живу на юге Израиля с мужем и детьми, работаем, учимся - полет нормальный.
1994-й - Женьке полгода, соответственно, мы полгода в Израиле, живем у Инки в Офакиме, тесно и очень весело - чего стоит только Димка-снегурочка в белых колготках (я не раз говорила, что всем бы такую абсорбцию - мы бы не слышали об Израиле плохого). Вшестером в половинке маленького домика. Димка в тяжелейшем депресняке - я это поняла через несколько лет. Зубрит иврит день и ночь. Поступает в колледж - до(или пере)учиваться на сисадмина, но слова такого мы еще не знаем. А мы с Инкой убираем весь юг (разврат, постоянно в кармане были живые деньги, что значит "не хватает на сигареты" - не помнили, бывало, перед праздниками зарабатывали по 200 сиклей в день - мы ходили в банк вкладывать деньги, а не снимать). Бабушка более-менее здорова, и можно бросить на нее девченок - полгода и полтора (к вечеру девки ухондокивают бабушку до ужаса, нам, конечно, стыдно, но мы все равно бросаем их втроем). Пишем письма в Россию и на Украину - часто-часто, потому что скучаем, а телефон стоил - вы помните, сколько? Страшные суммы мы выкладывали за международку.

1984-й - мне 13, я живу в Харькове, учусь в седьмом классе. Страшно комплексую из-за того, что у меня до сих пор нет месячных - и вру, что они уже были, но потом я заболела чуть ли не бронхитом, и они прекратились (золотое время). Я разлила на паркет чернила, пришлось отчищать. Получилось пятно нового паркета посреди комнаты - и мы потихоньку скребем всю комнату, потом, загоревшись, ее отремонтируют полностью - получилось, для того, чтобы повыгоднее разменять квартиру, потому что родители разводятся, но это уже в следующем году, а пока мы с Инкой осколками стекла оттираем чернила. В отремонтированной, красивой комнате мы прожили пару месяцев, по-моему.

1974-й - мне 3, умирает от рака моя бабушка Сима - очень молодой. Умирает на руках у моей мамы, которая год до того не отходила от нее, уже лежачей, и которую бабушка очень не любила. И, наверное, предпочла бы умереть на других руках, но единственный ее сын пьет, его практически не бывает дома; а бесчисленные братья и сестры, которые называли ее святой, с момента, как стал известен диагноз, и до самых похорон - не переступили порога нашего дома. Ни один. Конечно, мне все это станет известно только через много лет, уже здесь, и я до сих пор не понимаю маму - ради чего стоило после такого предательства оставаться в хороших отношениях со всеми этими братьями-сестрами-дядями-тетками? Но она не хочет об этом говорить. Короче, мне три, меня отправляют ко второй бабушке на время похорон и поминок, а Инка рассказывает мне о смерти Мабы (это была такая должность, маба - пополам - мама и бабушка). Конечно, я не плачу - потому что ничегошеньки не понимаю. Мне не грустно. Но и не весело, потому что теперь меня наверняка отдадут насовсем в садик, а я не хочу, там воняет.

Невеселые какие-то копейки.
Tags: бла-бла-бла, мама
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • (no subject)

    Я простудилась, я выздоровела. В воскресенье утром я уже кашляла и в горле першило, но мне обязательно вечером куда-то было надо. В понедельник с…

  • Бодрый четверг

    Обычно в пятницу я стараюсь записать конспективненько, какой дурью мы маялись чем мы были заняты на неделе, и точно так же собиралась…

  • (no subject)

    Димка привез воблу. Вобла пахнет. Люся разделывает воблу, а у ксюхи на лице написано абсолютно все, что она думает о жалких людишках.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments